Главная Рус Eng

    Компании
Посмотрел мультфильм "Финес и Ферб", классный!

В России сейчас классическая стагфляция

2 марта 2011

Президент Медведев поручил подготовить предложения по созданию фонда для привлечения зарубежных инвестиций в Россию. Обсуждается также необходимость создания  фонда, стимулирующего субъекты РФ увеличивать расходы на инвестиции и инновации. ФИМИП обратился к президенту Союза предпринимателей и арендаторов России, гендиректору Международного фонда «Содействие предпринимательству» Андрею Буничу с просьбой прокомментировать эти инициативы.

Андрей Павлович Бунич, родился 17 августа 1963 года в Москве в семье известного экономиста, академика Павла Григорьевича Бунича. Окончил среднюю школу в 1980 году и поступил на Экономический факультет МГУ им. Ломоносова (отделение Политэкономии, кафедра Экономики зарубежных стран). Специализировался по экономике США. Учился с отличием: был Ленинским стипендиатом, председателем Научно-студенческого общества факультета.

После окончания Университета учился в аспирантуре Центрального экономико-математического института АН СССР. Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Внешнеэкономическая деятельность в системе хозрасчета предприятий». В 1986 году начал преподавать на кафедре Управления Академии внешней торговли МВН СССР, и через некоторое время стал Старшим научным сотрудником Академии. 


1989-1991 годах был Генеральным директором Научно-Производственной Ассоциации при Мособлисполкоме. С 1992 года по настоящее время является Генеральным директором Международного фонда «Содействие предпринимательству». А в 2001 году, после смерти Павла Григорьевича Бунича, возглавил «Союз предпринимателей и арендаторов России».

 
К сожалению, должен сообщить, что серьезных инвестиций – иностранных, государственных или частных – ждать российским предпринимателям не стоит.  Невозможно инвестировать на падающем рынке, потому что спрос не ясен, потребности не понятны. То, что у нас есть сейчас– это классическая стагфляция, то есть сочетание стагнации и высокой инфляции. На мой взгляд, это устойчивый процесс в нашей стране. Когда падает производство, когда падают инвестиции, падает спрос, когда падают инвестиции, люди не нужны: им платят самую маленькую зарплату, просто за тем, чтобы они не бузили. Это, по сути, – скрытая безработица.

При этом люди с каждым месяцем все больше не нужны, а цены соответственно растут, и спрос с каждым месяцем все уменьшается. Тем самым спрос должен сойти до нуля.  Этот процесс должен придти к своему логическому завершению: у людей должны кончиться все деньги, все должны быть уволены, все рухнет и только тогда будет ясно, что будет дальше, как будем жить.

Может возникнуть вопрос: «Неужели такая ситуация во всех секторах экономики?» К сожалению, я отвечу утвердительно. Почему? А потому что нет спроса. Взять хотя бы жилищное строительство. У этого сектора нет стимулов для роста. Потому что та недвижимость, которая была построена, стоит дорого и ею кто-то владеет. А зачем тогда ему строить еще и тем самым удешевлять свой товар? Разве разумный инвестор будет намеренно уменьшать свою прибыль? А к тому же у людей нет денег даже на уже построенное жилье. Поэтому сколько бы ни говорили, что необходимо построить, удешевить, но это не будет действовать. Инвесторы просто не заинтересованы в снижении стоимости жилья, потому что это снижает залоговую стоимость кредитов в банках. Опять-таки надо помнить о сужающемся спросе. Кому же продавать?

Еще возьмем продовольственный рынок. Все продовольственные отрасли переходят на импорт. Потому что курсовое соотношение евро и рубля, – а продукты питания у нас завозят из Европы (памятуя при этом и о темпах инфляции) - делает импорт все выгоднее. Стало быть, при сегодняшнем соотношении невыгодно ничего в России делать. Ни один предприниматель, как говорится, в трезвом уме и здравой памяти в России не станет ничего выпускать, а все бы возил из-за рубежа – это намного выгоднее.

В последнее время на наши рынки вышли иностранные производители продовольствия. И наши власти с радостью сообщили народу: вот пришли инвесторы на рынок продовольствия, в легкую промышленность России. Но это не инвестиции, это – смена собственника. Вот простые примеры. Соки и молоко. «Данон» покупает «Юнимилк», «Пепси-Кола» покупает «ВимБильДанн»,  Лебедянский комбинат переходит к «Кока Кола», добавим еще покупателей: «Эрман», «Валио».
Они же и так производят. Зачем им здесь-то начинать производство? Повторяю: по соотношению валютных курсов просто невыгодно, кто же из предпринимателей, тем более иностранных, станет деньги на ветер бросать?  Здесь они всего лишь покупают долю рынка. И  потихоньку начнут уменьшать производство и будут завозить свой продукт.

Я называю это – скрытый импорт. Он не входит в торговый баланс, его Минэкономразвития показывает, как рост промышленности. Но никакого роста на самом-то деле нет. А что получается? Например, в обувной и швейной промышленности: один гвоздь вбили в каблук, пришили к привезенному пиджаку, привезенные же пуговицы - и уже по рапорту Минэкономразвития получается российское производство, российский конечный продукт. Упаковали лекарства, расфасовали масло – опять получили российский продукт. И это дает прирост промышленности? Если прибавить этот прирост к импорту, то получится нулевое сальдо.

Опять-таки я слышу реплику из зала: но какие-то российские, истинно российские товары, продаются в нашем отечестве! Да, верно. Для предпринимателей опытных очевиден факт: не выгодно ничего, кроме добычи сырья. Все остальное просто НЕ ВЫ ГОД НО! Все остальное – работа себе в убыток! Если сопоставить любой продукт из реального сектора экономики российский и привезенный из-за рубежа, то получается, бесспорно: все дешевле делать за рубежом и привозить к нам.

Правда, есть товары, которые подвержены парадоксу Гиффена. По экономической теории потребление дорожающего товара падает. А по парадоксу Гиффена – наоборот: товар стал стоить дороже, а потребление его увеличилось. Это товары, от которых нельзя отказаться, в которых люди нуждаются остро: картошка, гречка, особенно алкоголь, табак – они полностью подвержены этой логике парадокса Гиффена: подняв на них цену, вы, наоборот, увеличиваете их долю  потребления, потому что люди вынуждены отказаться, условно , от апельсинов или бананов и ограничиться картошкой или гречкой.  То же и о сигаретах, и об алкоголе: от этих товаров мало, кто может отказаться. Как по анекдоту: «Папа, водка подорожала. Значит, ты теперь будешь меньше пить? Нет, сынок, это значит, что ты теперь будешь меньше есть».

Сколько бы эти товары ни дорожали, их будут покупать все больше. Таким образом, скоро 80-90% населения будет предъявлять спрос только на товары первой необходимости. И вот, когда такая ситуация у нас в стране получится, можно уже начинать смотреть предпринимателям на спрос и начинать оценивать потребности и, возможно, тогда появятся и инвесторы.

Вот на таком экономическом фоне Минфин страны задумался о создании региональных фондов по привлечению инвестиций. Это химера, как и все, что в последнее время предлагается в экономической области, это имитация. Это полная глупость! Та же глупость, что говорит Кудрин о невозможности  модернизации. Я объясняю это следствием его  ущербного подхода к экономической политике.

В России  количество денег в обращении жестко привязано к фактически капитальным операциям и фактически связано с долговыми обязательствами и нисколько не учитывает потребности в инвестиционных проектах и вообще потребности в обеспечении каких-то социальных проблем страны, инфраструктурных проблем страны. Это противоречит экономической практике развитых стран, потому что они учитывают все это в своих моделях. А Кудрин понимает, что денег ни на что не хватает, кроме как на выполнение внешних обязательств. И получается, что у него действительно искусственно созданная нехватка денег, потому что завышен курс рубля.  А понизить его нельзя, потому что в этом случае все деньги через капитальные операции будут высажены, будут проданы и страна будет банкротом, то есть он не может его понижать, он, как на игле, сидит на бесконечном повышении рубля и увеличении инфляции.

Чуть-чуть ты отойдешь от этой линии, от этого курса – и кирдык экономике. Ведь в ЦБ открыто говорят, что  у нас курс регулируется уже даже не торговым балансом, а краткосрочным переливом капитала. Это типично только для самых слаборазвитых стран. Чуть отклонись  и немедленно - движение капитала у нас свободное - деньги сразу же будут выкуплены и переложены в валюту.  У нас сейчас соотношение задолженностей и золотовалютных запасов примерно такие же, как и в 2008 году. При этом денежной массы вдвое больше! Вот она степень напряжения какая! Тогда – 2008 году - было 10 триллионов, сейчас 20 триллионов рублей. Скоро будет 25!  Это означает очень мощную нагрузку на валютную систему.

Понятно, что при такой ситуации  денег нет, надо все время увеличивать курс. И никаких инвестиций серьезных не может быть в такой ситуации, потому что соотношение курсов  не позволяет  здесь что-то производить. Предприниматель разумный будет, в лучшем случае, делать имитацию российского производства, чтобы получить какие-то льготы, а на самом деле будет из Китая, из Европы как-то завозить продукцию. Только так, потому что он проиграет конкуренцию с импортом – это абсолютно очевидно.  А в отраслях группы «А», то есть в отраслях производства средств производства  - машиностроении, авиастроении, судостроении – то, что хотели развить – там вообще  полная деградация и там рынки просто потеряны.

Поэтому  я считаю, ни в одной сфере нет перспектив. На сегодня! Ситуация должна дойти до предела и  тогда будет видно, какой и на что спрос. И до того, как не будет прекращена бредовая экономическая политика – нигде не будет перспективы.  Когда господин Кудрин говорит, что нет денег на модернизацию, полемизируя с госпожой Набиулиной, которая предлагает сделать 2% дефицита  дополнительно и вести на появившиеся  деньги модернизацию. Это смешно, потому что даже сам спор смешон! 

Дело в том, что сейчас, уже имея большой внутренний долг, говорить о том, что вы можете  позволить себе какой-то дефицит или не можете – бессмысленно: нет  механизма обеспечения этого дефицита.  Кроме просто административной нагрузки  своих же банков  внутренним  собственным долгом. Других вариантов нет.  А Кудрин просто говорит, что мы должны порезать все расходы, прежде всего социальные.  А налоги - увеличить, что опять убивает спрос. И при этом он сам признается, что уже дальше невозможно повышать налоги. Расходы срезать тоже невозможно: уже срезано, все что можно, только остались военные  и социальные расходы. Эта политика заведомо обречена на провал, она, на мой взгляд, аморальна. Я называю то, что делает Кудрин введением платы за жизнь. Как в романе Александра Беляева «Продавец воздуха». Если невозможно ни занять, ни заработать, тогда начинают выдумывать, как взять с людей просто за то, что они  живут в своих квартирах, ходят по улице, ездят на машинах, дышат воздухом.

Таким образом, кроме бурения скважин – ничего нам денег не принесет. Хоть и говорят, что зависимость от нефтегазовой иглы – это однобокое развитие, но при такой экономической политике, которую ведет господин Кудрин, смешно критиковать  нашу нефтегазовую зависимость.  Министр финансов даже курс рубля привязал полностью к нефтяным котировкам. Какой я вижу нынешнюю экономическую ситуацию: все расходы уже порезаны, все налоги подняты, дальше поднимать некуда, все деньги заняты на Западе и в рублях, и в валюте и дальше занимать уже некуда. Получается полнейший тупик. В какой-то момент спрос упадет до нуля, нигде ничего нет. Пришли: матрица, перезагрузка.

Теперь я перехожу к  фондам региональным, который Минфин хочет сделать. Почему это придумали?  Потому что, благодаря вертикализации, возникла совершенно гнилая система, когда регионам выгодно всем быть убыточным. Это самая худшая форма колхоза. Лучше и легче инсценировать трудности и доказывать, что регион умирает. Еще надо помнить, что губернатора назначает центр, стало быть, центр вынужден ему помогать. Тогда получается, что тот регион, который сам себя окупает, находится в невыгодной ситуации. Факты: было 30 регионов доноров, потом 25, потом 20, потом 15, потом 10 – все это произошло буквально за 10 лет. Сейчас осталось 3 региона донора из 83! А зачем быть лучшими? Быть донорами – невыгодно!  Убыточному региону дают какие-то деньги, а донор, на то и донор, чтобы еще и с него требовать что-то. Какой смысл? Никакого. 

А тогда в Минфине подумали: надо как-то заинтересовать, оживить. Провозглашена модернизация! Сейчас –то губернаторы бегают в правительство и просят денег, а надо, чтобы они сами могли что-то сделать. И придумали фонд инвестиций, инноваций. Это фактически те же бюджетные средства, которые получает регион, но просто они будут даваться  нецелевым назначением. То есть в трансферте не будет написано, что это, допустим, на образование, на здравоохранение. Трать, куда хочешь, но модернизируйся и все! Это, по мысли министра финансов, простимулирует инвестиции в инновации. Теперь получается, что какие-то инвестиционные, инновационные проекты будут осуществляться за счет других – как правило, социальных, статей местного бюджета. 

По-моему, правильным был бы подход  сделать какую-то систему экономических индикаторов и оставлять региону какую-то часть заработанных средств. Усилить роль местных бюджетов, давать им возможность, чтобы от местного бюджета, если он хорошо работает, автоматически оставалась определенная часть на территории. Уверен, регионы сами не захотят, потому что выясниться: ничего они не могут заработать. И центр не захочет этого по политическим причинам: в дальнейшем могут возникнуть разговоры о большей свободе регионального управления, выборности и т.д.  Дескать, раз мы сами должны зарабатывать на свою жизнь, то уж мы сами и решим, кто нами и как должен и может управлять. То есть предлагается то, чего не хотят ни центральные власти, ни региональные.

И еще одна есть идея у госпожи Набиулиной: давайте сделаем регионам оценочные индикаторы, то есть просто будем из центра их оценивать, и в зависимости от этого применять к ним трансфертную политику. Причем как к госкомпаниям, так и к регионам. Будем смотреть, сколько они тратят на инновации и инвестиции.  Если они много тратят на эти дела, то мы будем помогать. Это абсолютнейшая глупость!

Если это внедрить, то последствия будут ужасными. Начнется очковтирательство: начнут под видом инноваций и инвестиций элементарно списывать деньги. Просто будут дутые проекты, вообще фикция пойдет полнейшая и идея инноваций будет скомпрометирована напрочь. Представьте, у региона будет установлен процент инноваций! Это толкнет людей на злоупотребления.

Как показывает история, показатели, которые предлагает госпожа Набиулина, абсолютно точно будут сфальсифицированы снизу , в Минэкономразвития будут собирать эти дутые бумажки и на их основании кто-то будет принимать решения о выделении средств: это опять – дорога в никуда, а вернее, в коррупционные джунгли.

Записал Владимир Назаров

 


RSS Подписка RSS Подписка

Комментарии
Георгий 4 марта 2011 14:04
Уважаемый Андрей Павлович!

Хотелось бы услышать, какие шаги предпринимает возглавляемый Вами Союз предпринимателей и арендаторов России для изменения ситуации с инвестициями в Российскую промышленность.

Dominov 3 марта 2011 16:32
"Нынешняя экономическая ситуация: все расходы уже порезаны, все налоги подняты, дальше поднимать некуда, все деньги заняты на Западе и в рублях, и в валюте и дальше занимать уже некуда" - поскольку мы дошли до тупика, значит в недалеком будущем нас ждет новый экономический кризис, но уже локальный, в пределах страны?

Георгий Николаевич 3 марта 2011 12:38
Вот бы эту статью прочитали Кудрин с Набиулиной. Глядишь - призадумались бы.
Хотя, вряд ли что изменится. Ведь эти фонды инвестиций созданы, по моему, как раз для того, чтобы легче было пилить бюджетные деньги.

Елена 3 марта 2011 12:23
Куда мы катимся?
Ужасная фраза "ни в одной сфере нет перспектив"...
Так что же, наша страна обречена быть сырьевым придатком иностранных производителей?


Обсуждение завершено